Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Истра. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 15 декабря

пасмурно0 °C

Онлайн трансляция

При раскопках в Новом Иерусалиме найден уникальный горн для обжига

19 авг. 2014 г., 11:17

Просмотры: 100


На территории Новоиерусалимского монастыря в результате археологических раскопок найден единственный сохранившейся в мире горн для обжига изразцов.

На территории Новоиерусалимского монастыря в результате археологических раскопок найден единственный сохранившейся в мире горн для обжига изразцов.

Подарок к профессиональному празднику

Корреспонденты «ИВ» приехали в Новый Иерусалим как раз в День археолога, 15 августа. Уникальную находку группа археологов нашла еще в конце июля, но подготовили, расчистили и, наконец, представили общественности только спустя две недели.

Накрапывает дождик, и довольно прохладно, но у археологов работа кипит, а в конце рабочего дня они отправятся отмечать свой профессиональный праздник. К тому же, они, можно сказать, сами подготовили себе подарок, лучше которого трудно представить.

Нас встречает археолог Сергей, в специальнойстроительной каске, в рабочем джинсовом костюме. В руках держит обычную, немного состарившуюся бутылку из темного стекла…

-У вас в руках тоже результат раскопок?- интересуемся мы с коллегой.

- Да, так и есть, это двадцатый век,- отвечает Сергей. Оказывается, археологи даже найденный мусор не выбрасывают, а сначала фотографируют и записывают его. Так слой за слоем снимают и изучают «культурные слои» - результат деятельности человека.

Видно, что Сергей не сильно заинтересован в публичности и хочет скорее вернуться к рабочему процессу.

- Работа у нас очень интересная, и ничто не может сравниться с моментом, когда лопатка что-то нащупывает и упирается… Так случилось и на участке, с которого уже собирались уходить, как… вдруг!-вспоминает Сергей. - Мы пытались найти этот горн уже много лет, но ничего не получалось, уже были мысли, что он просто разрушен и не дошел до нашего времени. В начале года начали исследовать этот участок. Тут ничего не было, кроме мусора 19 века и перекопов. Уже в последние дни, в конце июля убирали изразцовую яму, копнули немного в сторону, и вот показалась кирпичная стенка, вспоминает Сергей.

Нам, наверное, даже сложно представить, с чем можно сравнить радость открытия для археолога. Может подобное чувство испытывает жена, нашедшая заначку, или Колумб, впервые увидевший землю… Чтобы дойти до «истории прошедших времён», приходится перекапывать как в ширину, так и глубину метр за метром, чаще всего без специальной техники, очень осторожно. Мы поздравляем наших археологов с профессиональным праздником и, дождавшись Ольгу Николаевну, начальника камеральной лаборатории Новоиерусалимской экспедиции, отправляемся к заветному месту.

Единственный и неповторимый

Сергей заходит за ограждение, снимает пленку и вот мы видим уцелевшую, огромную по размеру, старинную печь, это и есть горн для обжига изразцов.Давайте разберемся, в чем же его уникальность. Оказывается, аналогов этой «печи», как мы узнали, не существует не только в России, но, возможно, и в мире. Сохранилось немало гончарных горнов, они, как правило, круглые или овальные по форме. А вот настолько хорошо сохранившихся, изразцовых горнов до сих пор не найдено.

-Подобный горн был найден лишь в Суздале, но там уцелел только нижний ряд кладки. Здесь же мы наглядно видим и можем представить всю технологию обжига декоративных элементов, из которых состоял Новый Иерусалим. К тому же это еще и самый первый горн в истории,- с гордостью рассказывает Ольга Николаевна.

Немного истории

В 1654 году началось строительство монастыря, и практически весь его декор был выполнен в этом скромном сооружении.

По поручению основателя монастыря Никона необходимо было украсить стены монастыря и сделать керамический иконостас. Нужно было научиться делать изразцы- керамические (глиняные) плитки, в современном понимании - разновидность кафеля, предназначенная для облицовки стен, печей, каминов, фасадов зданий. Изразцы для прочности и надежной фиксации глазури, которой они покрывались, обжигались в горне, который мы и видим.

Но вот что примечательно: до Никона технологии изготовления изразцов не существовало. Мастеров-изразетчиков тоже было не было. Тогда Никон собрал мастеров из разных мест: мы видим, на дошедшем до нашего времени декоре раннего этапа строительства монастыря, очень чёткие традиции московской, литовской, белорусской работы. Получалось правда не всегда удачно. Потом, как считают историки, нашелся человек, который осуществил «ноу-хау» и рассказал, как правильно делать изразцы. С этого времени их стали производить десятками тысяч. Причем - именно в этом горне.

После опалы Никона все изразцы были увезены в Москву. Бригады мастеров тоже начали работать в Москве, и за ее пределами, делая огромное количество изразцового декора. Однако Новый Иерусалим – навсегда останется колыбелью русского изразца.

Как работал горн

На дне горна видны остатки зеленой краски. - Это полива,- объясняют нам наши собеседники, - цветная глазурь на изразцах. Видимо при обжиге она пролилась, и дно камеры немного прокрасилось в зеленый.

Нас особенно удивляет, что на момент «открытия» горна в нем даже лежали изразцы с последнего обжига. - Скорее всего, они предназначались для нового иконостаса, который так не появился в соборе, - считает Ольга Николаевна. По ее словам, в горне также стояли и специальные приспособления: тазики с дырками, через которые огонь выходил для более равномерного обжига. Интересно, почему работа была прервана и изразцы так и остались в горне? Может быть, причиной тому были исторические события, происходившие более трех веков назад. На последнем изразце стоит дата - 1690 год - в это время Никон был сослан, и строительство было приостановлено. В 1681 году Никону, уже тяжело больному, было разрешено вернуться в Новоиерусалимский монастырь, но на пути к нему в Николо-Тропинском приходе напротив Ярославля, в устье реки Которосли,17 августа он скончался.

Мы стоим с Ольгой Николаевной над возвышением, с этой точки все строение горна особенно хорошо видно. Кстати, находился горн в углублении, еще и потому что пожарная безопасность существовала уже в то время: изначально монастырь был построен из дерева, поэтому горн, как пожароопасное производство был вынесен за его пределы и находился в углублении.

- Устройство горна, как вы видите, состоит из двух камер: топливная - для дров, и обжигательная - собственно для обжига изразцов. Часть топливной камеры выдвигалась, в нее закладывали и поджигали дрова. Огонь при этом проходил через продухи - специальные отверстия. В обжигательной камере очень аккуратно вертикально выставляли изразцы, межу ними - приспособления, их разделявшие. Когда горн остывал, изразцы доставались и были готовы к использованию, - раскрывает нам технологию производства архитектурного декора Ольга Николаевна.

Дальнейшая судьба

Через горн, как мы видим, проходят трубы. Поскольку их прокладывали методом горизонтального прокола в 60-е, то сам горн не был обнаружен, а трубы просто прошли сквозь него, горн при этом остался целым.

- Вне зависимости от решения экспертного совета, который состоится на днях, горн будет законсервирован. Его покроют специальным укрепляющим раствором, затем вручную засыплют песком. Это необходимо, чтобы солнце, ветер и дождь не разрушили горн,- рассказывают нам Ольга Николаевна и Сергей, который снова бережно закрывает горн пленкой от разрушительного воздействия.

В дальнейшем, как надеются наши собеседники, данное сооружение станет музейным экспонатом. В таком случае будет создана специальная капсула со стеклянным покрытием, чтобы горн можно было показывать туристам.

Наталья КЛАМЕР,

фото Сергея ОЛЕКСЮКА