Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Есть такая профессия — людей лечить

03 июня 2020 г., 13:28

Просмотры: 3270


Истринский фельдшер Илья Абрашин — один из тех, кто почти три месяца живет как на войне, в режиме многозадачности, работает за пятерых и все равно не может успеть все. И никто бы не смог…

Фото: Сергей ОЛЕКСЮК

Из окна машины скорой помощи мир выглядит по-другому. Как будто там, за стеклом, все живут и двигаются в замедленном ритме. А сердце того, кто в этой машине, спешит на очередной вызов, бьется быстро — в два такта: ус-петь, ус-петь, ус-петь.

Так было в той жизни, до пандемии: нормативы, по которым на экстренный вызов скорая должна приехать в течение 20 минут, возможность пообедать, укомплектованные бригады. Коронавирус решил проверить на прочность всех, и скорую в том числе. Истринский фельдшер Илья Абрашин — один из тех, кто почти три месяца живет как на войне, в режиме многозадачности, работает за пятерых и все равно не может успеть все. И никто бы не смог.

В последнее время он заменяет заболевшего старшего фельдшера и одновременно выезжает на дежурства. Работа медика это не только труд в обмен на зарплату. Это еще и долг.

Вопросов нет

- Страшно идти на работу и знать, что можешь заболеть или страшнее возвращаться домой и знать, что можешь заразить домашних?

- Страх закончился с месяц назад. Он прошёл, осталось желание как-то помочь своему району. Я в нём родился, я в нём вырос и всю жизнь живу. У меня вопросов «почему я это делаю» не возникает, и у подавляющего большинства наших сотрудников тоже не возникает. У наших семей страх уже отключился. Моя жена сказала: "Будет как будет, что теперь делать". Вы посмотрите сами, сколько погибло человек за всё это время, смертность от коронавируса в России совсем не высокая по сравнению с другими странами.

- Однако на самой подстанции сейчас больна треть сотрудников. У вас есть все необходимые средства защиты?

- Да, всё поставляется в полном объеме, два раза в неделю машина ездит за средствами защиты в Красногорск.

И один в поле воин

- Насколько укомплектованы бригады скорой?

- Сейчас случается и так, что выезжает водитель и фельдшер. Из-за огромной нехватки кадров у нас есть привлечённые специалисты — студенты третьего курса Красногорского колледжа, которые работают пока с наставниками.

- Задержка вызовов сколько составляет?

- Задержки большие, потому что это связано вообще со спецификой таких больных — очень далёкие доезды до больниц, в которые госпитализируем пациентов. У нас водитель иногда проезжает 1100 километров за сутки. Невозможно укладываться в норматив, даже с помощью привлечённых бригад из других районов, а нам помогают коллеги из Балашихи, Люберец, Железнодорожного, Волоколамска, Шаховской. Огромное им спасибо и низкий поклон. Но всё равно задержки есть.

Те, кто дает надежду

- Силы еще остались?

- Мы сейчас с вами говорим обо всем, как есть, но мне бы не хотелось, чтобы в статье сотрудники скорой выглядели потерянными. Мы должны быть теми, кто дает надежду. Мы в этих сложных условиях на самом деле стараемся. Вы не представляете, насколько устали люди, хоть они сейчас и получили выплаты, но люди, действительно, устали.

Когда было совсем тяжело, я работал днем, исполнял обязанности старшего фельдшера. Вечером выходил на дежурство. Заступал в бригаду в шесть часов вечера, когда здесь все дела закрывал, а возвращался на подстанцию в половине восьмого утра.

Одну из последних дежурных ночей, я не вылезал из защитного костюма всё это время, только переодевал его между вызовами, а так, чтобы сесть посидеть, выдохнуть, у меня времени на это не было. В четыре ночи у меня водитель устал, да и я тоже, мы заехали, выпили по кружке кофе и дальше поехали. И все мои коллеги так работают по сей день.

- Сумма доплат устроила всех ваших коллег?

- Да, мы все в общем довольны, но про себя могу сказать одно — я работал бы в в любом случае, даже если не было бы этих доплат.

Момент истины

- А как же страх? Не все врачи остались работать при пандемии.

Повисает пауза. Илья долго думает:

- В 1941 моему деду моей жены было 9 лет. Когда наступали на Истру, их дом в деревне Дьяково заняли немцы. Дед, который тогда совсем еще ребенком был, подошел к немцу, когда тот ел, и плюнул ему в тарелку, за что получил в лоб прикладом «Шмайсера». Было ему тогда страшно?

Оба мои деда воевали. Один в 16 лет ушел почти из деревни Крюково, помните, как в песне поется «У деревни Крюково погибает взвод»? И со своим разведвзводом прошёл всю войну, а потом его советская власть посадила ещё на пять лет сразу после войны. Второй дед ушёл в 1941, а вернулся только в 1948, уже с Дальнего Востока. Ему тоже страшно не было. Да, был ранен, вылечился и пошёл дальше. А мы чем хуже?

- Мы совсем другие.

- Нет, мы такие же, мы этого просто не понимаем.

- Наверное, у нас не было таких потрясений, чтобы себя проверить.

- Не было, а вот сейчас такое время настало. Это проверка мужества. Я считаю, что я человек чести, поэтому буду в этих условиях работать. И все равно — заплатят мне или не заплатят.

Фото Сергея ОЛЕКСЮКА

Свои предложения, замечания, жалобы можете оставлять на сайте администрации г. о. Истра по ссылке http://istra-adm.ru/feedback/feedback-form

Елена Солдатова