Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Яндекс.Погода

пятница, 25 сентября

малооблачно+13 °C

Буровик не подведет, непременно нефть найдет

09 сент. 2015 г., 17:29

Просмотры: 290


Для четы Сурковых, живущих в Дедовске, День нефтяника, отмечающийся 6 сентября, — семейный праздник. Александр и его супруга Нина были одними из первых, кто принял участие в начавшихся в конце 80-х годов XX века геолого-разведочных работах на шельфе Баренцева моря.

Для четы Сурковых, живущих в Дедовске, День нефтяника, отмечающийся 6 сентября, — семейный праздник. Александр и его супруга Нина были одними из первых, кто принял участие в начавшихся в конце 80-х годов XX века геолого-разведочных работах на шельфе Баренцева моря.

Рассказывает глава династии Александр, потомственный буровик.

– Мои родители, Валерий Тимофеевич и Александра Петровна, окончили в послевоенные годы Московский нефтяной институт, всю жизнь проработали в нефтегазовой отрасли и передали любовь к сложной и удивительно интересной профессии буровика своим сыновьям. Естественно, я и мой брат Дмитрий закончили тот же институт по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин». Кстати, и жён мы себе выбрали там же, в «керосинке».

Нетрудно догадаться, что и в третьем поколении традиция не была нарушена.

Мужичок-буровичок

– Наши дети тоже учились в нынешней Академии нефти и газа им. Губкина. Буровиком стал сын Евгений. Дочь Светлана выбрала специальность нефтепромыслового геолога. Буровиком мечтает быть и внук Иван, — с улыбкой продолжает Александр, листая фотоальбомы из домашнего архива.

По страницам этих семейных альбомов можно изучать историю отечественного морского бурения.

Вот кадр из 80-х: совсем маленький сынишка на работе у папы — стоит на борту бурового судна «Виктор Муравленко», одного из трёх буровых судов, впервые построенных в Финляндии для буровиков Советского Союза. А вот, спустя без малого 35 лет, папа приехал в гости к сыну на Сахалин. На фото Александр сидит на рабочем месте сына — за пультом бурильщика супертехнологичной полупогружной буровой платформы «Полярная звезда», построенной на Выборгском судостроительном заводе в кооперации с южно-корейскими заводами всего три года назад.

«Буровая» молодость

О своей любимой профессии Александр может рассказывать часами. И это неудивительно. Ведь именно ему, вместе с молодыми (тогда ещё) друзьями-коллегами, довелось осваивать современнейшую для того времени морскую буровою технику, поступавшую в распоряжение вновь созданного предприятия – треста «Арктикморнефтегазразведка». Впервые в стране они бурили разведочные скважины с буровых судов с динамическим позиционированием в суровых условиях Арктики.

– В 1980 году, когда мы с женой пришли на работу молодыми специалистами в только что образованный в Мурманске трест «Арктикморнефтегазразведка», здесь было всего 70 сотрудников, готовивших плацдарм для начала буровых работ на шельфе российской Арктики. К средине 90-х, в годы расцвета, наше объединение насчитывало около 4,5 тысяч сотрудников, — вспоминает Александр. — Начинали с простейших решений по переоборудованию корпуса списанного судна под основание для бурового оборудования. Так в кратчайшие сроки была построена и отбуксирована в устье реки Печоры первая в стране ледостойкая буровая платформа «Севастополь», с которой были пробурены две морских разведочных скважины на месторождении «Дресвянское море». Одновременно на предприятие стала поступать специализированная техника, производился набор и подготовка специалистов для работы на строившихся для нас морских буровых установках и судах обеспечения работ на шельфе.

В этот период предприятие начало бурно развиваться, постоянно пополнялся специализированный флот: появилось два буровых судна, три полупогружных и две самоподъёмных буровые платформы, специальные суда обеспечения морских буровых работ.

В Заполярном краю мы удачу свою на Арктическом шельфе ищем

За время активного освоения северного шельфа, по словам нашего собеседника, были пробурены десятки скважин, открыты 15 месторождений нефти и газа, в том числе уникальные по запасам Штокмановское, Русановское, Ленинградское и другие, создавалась материальная база для развития нефтегазовой отрасли в Арктике.

Александр показывает фотографии коллег и товарищей по работе — морских буровиков.

– Я в эти годы работал в море буровым мастером и главным инженером-технологом на буровом судне «Виктор Муравленко», полупогружной буровой платформе «Шельф-4», самоподъёмной буровой платформе «Мурманская», а на берегу — начальником технического и технологического отделов по бурению. Супруга Нина — инженер-экономист и начальник планового отдела объединения.

Мы, племя буровое, и Бог наш под землёю, на глубине три тысячи пятьсот

Работа буровика в суровых водах Баренцева моря — дело не из легких. Он должен видеть насквозь и землю, и воду.

– Вся работа в море экстремальная, — рассказывает Александр. — А в северных широтах тем более: там бывают льды, айсберги. Кроме того, само по себе бурение — сложная штука. Обычно буровики гордятся своей интуицией. Потому что бурение — процесс непредсказуемый. Находясь на поверхности, надо чувствовать, что происходит на дне, в забое скважины… Без опыта невозможно управлять бурением. Поэтому буровики, как правило, долго работают в этой отрасли, и проходят много стадий: от рабочей специальности — простого помбура — до бурильщика. И только потом становятся настоящими инженерами. Все мы прошли этот путь: начинали с рабочих, стояли на роторе.

С чего начинается скважина

– Когда мы в Мурманске занимались бурением скважин на море, у нас было два буровых судна — «Валентин Шашин» и «Виктор Муравленко», — вспоминает наш собеседник. — Это самоходные суда, они приходят на запланированную точку, останавливаются. Затем на дно устанавливается датчик контроля местоположения, а судно удерживается над заданной точкой. В это время мы с буровой вышки спускаем трубы, «цепляемся» за дно, и начинаем бурить. Специфика такая: если на суше ты видишь землю и начинаешь сверлить в ней дырку, то тут до дна еще добраться нужно. Глубина моря, где мы бурили, была от 20-30 до 300-350 метров.

Бурение одной скважины происходит до нескольких месяцев.

– Мы бурили скважины глубиной до 3-3,5 тысяч метров, — поясняет Александр. —То есть три-четыре километра вглубь, не считая толщи моря. Такие скважины бурятся 3-4 месяца. Пробурили, испытали, проверили, что там есть. Если что-то нашли – посчитали параметры. Зафиксировали полученные данные. На этом наша работа заканчивалась. В дальнейшем другие специалисты занимаются разработкой месторождений. Так, на одном из них, месторождении «Приразломное» в прошлом году приступили к промышленной добыче нефти.

К сожалению, геолого-разведочные работы на шельфе в Мурманском регионе были практически прекращены.

Сейчас Александр работает в одном из столичных конструкторских бюро, участвующих в разработке проектов по обустройству месторождений нефти и газа на шельфе нашей страны.

Дело отца продолжает сын Евгений. Он работает буровиком на самой современной буровой платформе «Полярная звезда», осуществляющей бурение эксплуатационных скважин на газоконденсатном месторождении «Киринское» на Сахалине.

До чего дошел прогресс

Современная буровая платформа — такая, как «Полярная звезда», на которой работает Евгений, значительно отличается от своих предшественниц, на которых начинал Александр.

– Это, в первую очередь, касается высокого уровня механизации и автоматизации всего процесса, что очень серьезно отражается на производительности работ. Современные технологии позволяют обеспечить высочайший уровень технической и экологической безопасности, благодаря чему вероятность разлива нефти по поверхности моря — то, чего больше всего боятся, практически сводится к нулю, — рассказывает Александр о своем посещении «Полярной звезды».

Но все же залогом успеха в своей нелегкой профессии глава династии считает не высокие технологии и достижения прогресса, а традиционные человеческие ценности: крепкую семью, настоящую дружбу и преданность своему делу.

Для справки

По указу Верховного Совета СССР, начиная с 1980 года, в первое воскресенье сентября отмечается профессиональный праздник: День работников нефтяной, газовой и топливной промышленности, который часто называют просто – День нефтяника или День газовика. Этот праздник отмечают не только в России, но и в Казахстане, в Белоруссии и других странах бывшего Советского Союза.

В 2015 году День нефтяника отмечается 6 сентября. Его празднуют все, кто связал свою жизнь с разработкой месторождений нефти и газа, а также их добычей и проектированием оборудования, которое используется в процессе добычи этих полезных ископаемых. Словом, это праздник тех людей, от которых в большой мере зависит благосостояние нашей о страны.

В последние десятилетия в нефтяной и газовой промышленности выделилась особая подотрасль – морских нефтяников и буровиков, которые также готовятся отметить свой праздник.

Ирина ГАЛЧИХИНА, фото Ирины ГАЛЧИХИНОЙ и из архива семьи Сурковых