Истра. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 23 сентября

ясно+14 °C

Онлайн трансляция

Долгая дорога на войну

12 дек. 2014 г., 14:11

Просмотры: 37


Корреспондент "ИВ" Ирина АРТЕМОВА передает из-под прифронтовой Горловки. В дальнюю дорогу журналист отправился вместе с колонной гуманитарного груза, собранного по инициативе активистов патриотического объединения пограничников Истринского района «Рубеж».

Корреспондент "ИВ" Ирина АРТЕМОВА передает из-под прифронтовой Горловки. В дальнюю дорогу журналист отправился вместе с колонной гуманитарного груза, собранного по инициативе активистов патриотического объединения пограничников Истринского района «Рубеж».

... Обратная дорога домой из ростовского Донецка заняла двенадцать часов. От изначального состава команды (10 человек) осталось всего шестеро. Пошли четвёртые сутки пути, и сил уже нет – едем молча, только полиэтиленовый пакет, заменивший выбитое в дороге стекло, монотонно шуршит на ветру...

– Всё же нам удалось доставить груз только потому, что за нас молились в Огниково, в Дедовске, Воронеже и Астрахани, – прерывает молчание Ваня Кондратьев. – А ведь в какой-то момент думали, что ничего не выйдет, всё было против нас, даже природа…

С бала на корабль

Пятница, 28 ноября.Сразу после вручения губернаторской премии «Наше Подмосковье», которую в этом году получил руководитель патриотического объединения пограничников Истринского района «Рубеж» Владимир Ивочкин, «рубежевцы» с очередной партией гуманитарного груза выехали из Дедовска в ростовский Донецк. На этот раз груз, собранный истринцами, предназначался жителям Горловки и её защитникам. Володя Ивочкин, вернувшись в сентябре из очередной поездки в Донецк, вышел на контакт с ополченцами Горловки и  предложил им гуманитарную помощь.

Но, увы, истринцы выдохлись. Спустя месяц после начала сбора очередной «гуманитарки», ребятам не удалось собрать даже половины необходимых вещей. Какой разительный контраст с тем, как собирали первый груз в августе – тогда машина заполнилась за неделю.

…В нашей команде десять человек: Володя Ивочкин, Леша Киселев, Серёжа Гращенков, Ваня Кондратьев, Кирилл Широков, Паша Шанаев и Витя Рогачев, доброволец-дедовчанин Николай Кузнецов, водитель фуры Андрей и корреспондент «ИВ». В семь вечера, получив благословление отца Дмитрия из дедовского храма Георгия Победоносца мы на четырех машинах (три легковушки и фура) выезжаем из Дедовска. 

 – Они до последнего не верили, что мы соберем помощь, – рассказывает Володя Ивочкин, перед отправкой, поговоривший по телефону с ребятами из ополчения. – Не отказывались, но не верили. Думали, что мы просто кормим их обещаниями. Когда я сказал, что выезжаем, очень удивились.

Кто такой Эртиль?

Суббота, 29 ноября. В пять утра следующего дня мы были в Эртиле Воронежской области. Там, возле храма Иверской иконы Божией Матери, нас ожидала вторая партия груза, собранная фермером Александром  Пищулиным.

Пищулин приехал в ночи: матерый человечище, сумевший в рекордно короткий срок подготовить к отправке шесть тонн сахарного песка, муки и около 300 литров подсолнечного масла. Суровый, немногословный он отправил нас в трапезную, где прихожанки, собравшиеся перед службой, накормили нас так, будто мы идем в последний бой. Тихая худенькая женщина собрала нам в дорогу еды и каждому в карманы рассовала мандарины.  Получив благословление от местного батюшки и подкрепившись в трапезной, мы готовы тронуться в путь. Пищулин жмет каждому руку, говорит «с Богом», и мы уезжаем.

В дороге Ивочкин связывается с ополченцами: ребята уже ждут нас в назначенном месте со своей грузовой машиной.

«Кто такой Эртиль? Почему Эртиль? Надо посмотреть в Википедии», – перед тем как уснуть, успеваю подумать я, увидев за окном перечеркнутый дорожный знак с названием города.

Метель

Едва мы въехали в Ростовскую область, как нашу колонну накрыла метель, которая уже не кончалась.  Ситуация на трассе  «Дон» оказалась настолько сурова, что дорожники посыпали её не песком, а булыжниками. Как итог: разбито лобовое стекло в одной из нашей машин и полностью выбито стекло – в другой. Салон автомобиля моментально заполняется снегом, но мы, не останавливаясь, продолжаем путь – нас ждут.

Уставшие, к вечеру добираемся до ростовского Донецка. На границе суетно – в сторону Украины стоит большая очередь автомобилей. На номерах некоторых машин мы замечаем герб самопровозглашенной Луганской народной республики.

Ребята сразу идут к пограничникам, чтобы узнать, как провести через границу фуру с гуманитарной помощью, и возвращаются обескураженные: на днях власти ввели новые правила провоза «гуманитарки», и теперь требуется куча документов и согласований на груз… Все наши попытки пробить эту бумажную стену ни к чему не привели. Погранцы предлагают нам вернуться с грузом домой, чтобы оформить все документы и через месяц приехать снова.

На войне гуманистов нет

Все это время горловские ополченцы ждут нас на той стороне границы. Ситуация патовая – проехать столько километров, чтобы упереться в непробиваемую стену….С той стороны к нам присылают одного из ополченцев. Замерзшего Сеню (в целях безопасности наших собеседников все имена и позывные изменены) мы сразу сажаем в машину и наливаем горячего чая из термоса. На улице метель, сугробы намело уже по колено, а одежда на нём, мягко говоря, не зимняя.

 – Я одет еще нормально, – улыбается он, грея руки о чашку с чаем – а вот сегодня парнишка на блок-пост пошёл заступать вообще в шлепанцах, хоть и с теплыми носками – берцы бережёт для боя…

После его слов мысли о возвращении домой у команды сразу отпали. У нас в машине и лекарства, и продукты, и зимние вещи, которые так необходимы людям на той стороне. Надо любыми путями переправить груз! Пока ребята ищут выход из положения, общаюсь с отогревшимся Сеней. Он - интеллигентный молодой человек, с грамотной речью, но со стальным взглядом. В мирное время Сеня – инженер, есть семья, маленький ребёнок. Сегодня он ополченец.

 – Это моя родина, мой город, я должен защитить его. Не хочу, чтобы по моим улицам ходили отморозки со свастикой на рукаве. Страшно: брат убивает брата…  За нас воюют и дети шестнадцатилетние. Мы, конечно, стараемся их не брать: на войне гуманистов нет, но ребята сами рвутся в бой.  А в городе голод, старушки стоят с протянутыми руками у магазинов, у храмов. Кто и что может им дать? Жена за меня боится: как-то вернулся с «зелёнки», девять пуль насчитал в велосипеде, но что делать – война…

Около десяти часов вечера, потеряв надежду переправить груз в этот тень, всей колонной отправились на ночлег в ближайшую гостиницу. Становится ясно, что наше путешествие затягивается на неопределённое время, поэтому здесь остаются только те, кто нет торопится на работу.

На следующее утро один из экипажей, трое «рубежевцев», отправляется домой. А мы вновь двигаемся в сторону границы…

План, который «выстрелил»

Воскресенье, 30 ноября. Метель метет уже вторые сутки, видимость нулевая, дороги замело. На ближайшей пологой горе наша грузовая машина встаёт намертво. Наверное, каждого из нас в той поездке посещала мысль, что это всё, конец, больше ничего нельзя сделать. Но помощь всегда приходила.

На этом подъеме она пришла в обличии сотрудника донецкого ГИБДД лейтенанта Виталия Рябикина, который возник из метели со словами: «сейчас всё будет». «Всё» – это три трактора, которые, попытались вытащить нашу фуру из глубокого снега, правда, безуспешно.  Тогда Виталий Рябикин отправил троих «рубежевцев»: Алексея, Владимира и Ивана на расположенную неподалеку базу спецназа погранвойск. Братья-пограничники послали на помощь БТР, который с легкостью вывез и нашу, и застрявшую по соседству фуры. Впрочем, вытаскивать машину из сугробов мы будем еще не раз…

К обеду водитель фуры Андрей предлагает переправлять груз небольшими партиями на машинах с малой тоннажностью. Выходит, что нам нужны четыре газели. Но найти их в воскресенье, в заметенном снегом городе не так просто. Водители, узнав, куда предстоит везти груз, напрочь отказывались:

– Там стреляют, мы не поедем!

Найти машины помог местный таксист Денис, вэдэвэшник, с которым ребята познакомились накануне. Он несколько часов катал Володю и Ваню по городу в поисках машин,  и в итоге все «газели» были пойманы.

Перегрузить двенадцать тонн из одного большого грузовика в четыре «малых», да еще в такую погоду – дело не лёгкое, но Витя, Лёша, Володя и Ваня не останавливались ни на минуту. Подстегивала мысль, что на той стороне вторые сутки нас ждут замерзшие ребята, которые не могут  даже обогреться в машинах – берегут бензин на обратную дорогу. Около  шести часов вечера все газели были загружены, и мы смогли пройти пограничный и таможенный контроль.

 – Вам не страшно ехать? – спрашиваю у пожилого водителя «газели», с которым я пересекаю границу.

 – А вам? – задаёт он встречный вопрос, и, помолчав, добавляет:  я бы сам давно ушел к ополченцам, но не берут, говорят – старый уже…  Хоть так могу им помочь.

Когда закончится война…

В темноте мы боимся пропустить ожидающую нас фуру, но через какое-то время во главе колонны встаёт внедорожник, который и ведет нас к месту перегрузки. Наконец долгожданная встреча – около десятка ополченцев встречают нас с улыбками: «мы уже и не надеялись вас увидеть». После крепких рукопожатий обе команды принимаются перегружать ценный груз, чтобы не задерживать водителей «газели».

Я нахожу командира ополченцев, высокого, худощавого с аккуратной темной бородкой. Слегка картавя он представляется:  «просто дядя Витя».  Прошу у него разрешение на фотосъемку. Ополченцы немного напрягаются: «мы не хотим, чтобы за нашу голову фашисты назначали цену», но всё же не могут отказать в просьбе девушке, к тому же Леша Киселёв объясняет, что фотографии будут использоваться  для отчёта перед истринцами, которые собирали эту помощь. Пока я фотографирую и задаю вопросы,  ребята перекидывают груз.

Вот ополченец с позывным Вихрь, красивый молодой, в мирное время профессиональный балетный хореограф. Его профессиональную пластику не скрывает даже мешковатый камуфляж. Вот балагур Сорока, родом из  Липецкой области, говорит, что давно не видел свою маму.

 – Девушка, я вам дам номер телефона, вы можете ей позвонить и сказать что со мной всё в порядке?

Я обещаю позвонить его маме.

А еще здесь Дым, Железо, Кувалда, Батя и другие. Дядя Витя вспоминает мирную жизнь. Оказывается, он очень любит птиц, у него большая голубятня, есть карликовые утки, были даже павлины, а еще он разводит кувшинки. Но это всё в прошлом – сейчас он командир ополченцев.

– Приезжайте в гости, когда кончится война, – приглашает дядя Витя. – Вы не представляете, какой у нас красивый город – летом на каждом шагу растут абрикосы, вишня, черешня, всё в цветах. Вы какие цветы любите? Лилии? Я Вам столько луковиц лилий дам, любой сорт!

Я пытаюсь представить эту землю, такую неприветливую сейчас, без метели, сугробов,  без войны, а этих ребят – без камуфляжа и оружия, но не получается… 

 – А скоро война закончится?

 – Вы нам такое подкрепление привезли, что теперь враз все закончим, – смеются ребята.

Погрузка закончена.  Каждый мешок с мукой бережно перенесен в грузовик ополченцев, каждая коробка с консервами аккуратно уложена, одежда распределена. Время перекура. Парни вдруг спохватываются, что нет ничего, что можно было бы подарить нам на память. В ход пошли вещи «из карманов» вплоть до сигарет и денег. Вихрь вручил мне потертую зажигалку, я ему – карманную иконку, а мой карман грела честно выпрошенная нашивка с флагом ДНР, которую дядя Витя снял со своей руки.

Наступает время прощаться. Володя Ивочкин и дядя Витя договариваются о следующей встрече. Расставаться тяжело, но звучит команда «по машинам», и мы трогаемся.  Сорока еле успевает на ходу передать мне кусочек тетрадного листа, на котором записан номер телефона его мамы и слова «Ваш сын жив. Здоров».

И снова граница. На часах одиннадцать вечера. Промерзшие, уставшие, под вой неутихающей метели  мы  добираемся до своих машин. Здесь выясняется, что наша фура вновь не может выбраться из наметенного сугроба…

Трудный путь домой

Понедельник, 1 декабря.Только утром  ребятам удается вытащить фуру, и мы сразу двигаемся в обратный путь. Он предстоит нелегкий: как нам сказали все те же сотрудники ГИБДД, из за снегопада трасса «Дон» перекрыта, на дороге многочисленные аварии. Но нам удается проехать без пробок, и к ночи уже пройдена большая часть пути.

Вторник, 2 декабря  Два часа ночи. Пошли четвёртые сутки нашего пути, и сил уже нет - едем молча, только пакет, заменивший выбитое в дороге стекло, монотонно шуршит на ветру. 

P.S.   Горловские ополченцы позвонили нам, когда мы вернулись домой. Еще раз поблагодарили  за помощь.  Рассказали, что этот гуманитарный груз – единственный,  который дошел до их города. Большую часть продуктов и одежды они уже раздали жителям, одна из посылок доставлена по конкретному адресу. А наша задача – как можно скорей отправить новую партию гуманитарной помощи голодающим горловчанам.     

Пограничники Истринского района благодарят всех, кто принял участие в сборе гуманитарной помощи, помог с транспортом, сортировал и упаковывал вещи.  В начале января в Дедовске, на Керамической улице, вновь откроет свои двери пункт приёма гуманитарной помощи. В планах «рубежевцев» – закупка термобелья и теплой одежды для ополченцев: на это Владимир Ивочкин собирается потратить большую часть губернаторской премии. Так же будет продолжен сбор продуктов, медикаментов и одежды для мирного населения Горловки.

Ирина АРТЕМОВА, фото автора. Истра-Донецк-Истра