Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Истра. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 15 декабря

пасмурно-4 °C

Онлайн трансляция

Гуманитарная помощь едет из Истры в Горловку

18 мая 2015 г., 15:43

Просмотры: 131


За десять месяцев участники патриотического объединения пограничников Истринского района «Рубеж» собрали и отвезли свыше 30 тонн гуманитарной помощи пострадавшим жителям Юго-Востока Украины. И если первые истринские гумконвои приходили в лагеря беженцев, сегодня помощь идёт в Горловку, находящуюся на территории ДНР.

Передаем адресную посылку из Истры жителю Горловки

За десять месяцев участники патриотического объединения пограничников Истринского района «Рубеж» собрали и отвезли свыше 30 тонн гуманитарной помощи пострадавшим жителям Юго-Востока Украины. И если первые истринские гумконвои приходили в лагеря беженцев, сегодня помощь идёт в Горловку, находящуюся на территории ДНР.

…Краснодон, Свердловск, Снежное, Ольховка, Шахтерск, Ждановка, Енакиево, Саур-Могила – для нас это теперь не просто абстрактные населенные пункты, названия которых склоняют на все лады в телевизоре – это прежде всего люди, которые сквозь боль, страх и отчаяние пытаются жить, не смотря на войну в этих, практически стертых с лица земли городах и поселках.

Перегружаем гумпомощь в машины ополченцев

Теория «шести рукопожатий»

Только в конце февраля мы вернулись из Горловки, передав ополченцам партию гуманитарного груза, собранного истринцами и не рассчитывали вернуться сюда так скоро, но горловчане просили о помощи. Собрав чуть больше двух тон груза: крупы, макароны, сахар, соль, консервы,медикаменты, плотнуюстроительную плёнку для разбитых окон, а главное – детские смеси и питание, 25 марта участники истринского объединения «Рубеж» Владимир Ивочкин, Иван Кондратьев, Сергей Гращенков, Ирина Артёмова и водитель «Газели» Дмитрий выехали в сторону украинской границы.

Были опасения, что при перевозке груза через границу возникнут проблемы. Так и получилось. Но сработало правило «шести рукопожатий», которое протянуло тонкую ниточку длиной в тысячу километров между Истрой и ростовским Донецком. С помощью истринца Андрея Рольнова мы вышли на Александра Изварина, председателя отделения «Боевого братства» в городе Гуково и гуковского ветерана-афганца Олега. Не буду раскрывать всех секретов, но вечером 27 марта мы уже переходили границу на КПП «Изварино».

Руины дома в Озеряновке

Олег не только помог переправить груз, но и лично сопровождал нас еще 60 километров до посёлка Должанское, нашего места встречи с горловскими ополченцами.

– Сами вы по территории Новороссии не проедете, в городах введён комендантский час и на каждом шагу проверка документов, мало ли что – после недолгого раздумья пояснил Олег.

В третьем часу ночи мы, наконец, встречаемся с «нашими» ополченцами. Среди них много знакомых лиц: Сергей, командир той самой роты, кому мы везём помощь, Сева, которого четыре месяца назад отогревали чаем из термоса, Владимир, подаривший мне нашивку с флагом ДНР, которую я храню как самую дорогую реликвию. Среди ополченцев Оля - жена командира Сергея, ополченка, старшина роты. Перегрузив гуманитарку в машины ополченцев, отпускаем нашу «Газель» домой. А у нас впереди еще около двухсот километров пути до главного пункта назначения – Горловки.

Наталья с дочкой в своем полуразрушенном доме (Озеряновка)

Город призрак

В ночных сумерках сложно разглядеть что-либо, но сами дороги, испещрённые воронками; разрушенные, или переделанные в огневые очки автобусные остановки; как будто срезанные ножом деревья, напоминают, что мы передвигаемся по территории войны. К семи утра добираемся до штаба роты, где нас уже ждёт прогретая комната (в здании не работает отопление) и застеленные кровати, в которые мы и падаем без сил. Всё это приготовила для нас Вика, Викуся, как называют её близкие, или мама Вика, как называют её молодые солдатики, главная помощница Ольги.

Отдохнуть удаётся всего пару часов. У нас только один день, и надо успеть доставить все адресные посылки, да и город хочется посмотреть. Сопровождает нас сам Сергей, кто лучше него может показать родной город.

Ребёнок войны

Горловка – город большой, монолитный. То, что мы не успели разглядеть ночью, сейчас резко бросается в глаза: все дома посечены осколками, нет ни одного многоэтажного дома с целыми стеклами. Проёмы окон забиты фанерой, досками, затянуты плёнкой. Уцелевшие стёкла крестообразно заклеены. Людей на улицах мало, машин еще меньше. Центральный рынок– единственное многолюдное место: здесь можно купить продукты. Через дорогу другой рынок, барахолка, где жители пытаются продать свои личные вещи, но кроме самих продавцов никого не видно.

Сергей останавливается на некоторых улицах, показывает на дома и с точностью до часа рассказывает, когда дом был разрушен, и сколько жителей погибло в этот день. Спокойно говорить про родной город Сергей не может, он то и дело замолкает.

Жители прифронтовой Михайловки собирают дрова

–К этому дому «ураган» приземлился. Снесены балконы, разрушен магазин, погибли жители, погиб ополченец. У дома напротив взорвалась мина, погиб пожилой мужчина с первого этажа. Можно смело останавливаться у каждого, здесь нет необстрелянных домов.

Тормозим у торгового центра, точнее у его развалин. Мимо проходит грустная женщина с маленькой собачкой. Обе с любопытством разглядывают нас.

­- Не укусит? –показывая на собаку, спрашивает Володя Ивочкин

- Нет, что вы. Он у меня глухой и практически слепой, - смеётся она.

- Старенький, да?

- Нет, Бакс ещё молодой, он оглох и ослеп после бомбёжек. А у моей старенькой пекинесочки Маечки не выдержало сердце. Мы тогда дома были, снаряды рвались совсем рядом. Одна мина упала перед домом, другая в огород, - рассказывает хозяйка собаки Елена. – Стёкла вылетели сразу. Страшно, очень страшно…Не могу рассказывать, до сих пор всё трясётся. Вы скажите, когда эта война уже кончится? – заплакала Лена. – Как хочется просто ходить и радоваться жизни, улыбаться. Весна, сейчас всё будет цвести, травка будет пробиваться. Ну как же хочется жить! Мы же все ещё молодые…

Нам, приехавшим с другой стороны войны, нечем успокоить Елену. Молчат и Ольга с Сергеем.

Горловка. Елена и оглохший от бомбёжек Бакс

Сергей и Ольга: БТР в свадебном кортеже

Многие ломают голову, как сделать свою свадьбу незабываемой, а Ольге и Сергею не пришлось - за них всё решила сама жизнь. Познакомились много лет назад, а вот о свадьбе не задумывались.

Такие мысли возникли, когда началась война, когда поняли, что близкий человек может погибнуть в любую минуту. Расписались и обвенчались они уже в блокадной Горловке.

На свадебных фотографиях, которые показала мне Ольга, на первый взгляд, самая обычная свадьба: жених в костюме, невеста в белом платье, гости, застолье, каравай. Вот только большинство гостей в камуфляже и с оружием в руках, у жениха на костюме – георгиевский крест, а в свадебном кортеже – украшенные лентами бронированный джип с пулемётом на крыше и БТР.

Одна из улиц в центре Горловки

Я не знаю, что с ними станет, пощадит ли их война, но что бы ни случилось я запомню их такими – счастливыми, стоящими в обнимку на БТРе: высокий, голубоглазый Сергей и маленькая, едва достающая ему до плеча, Ольга.

Озеряновка

Мы отправляемся в пригородные посёлки. В одной из загородных дорог торчит ракета. Чтобы препятствие было заметно водителям, кто-то заботливый воткнул доски и привязал белую тряпку. Мало ли что.

Останавливаемся в Озеряновке у разрушенного дома. Видно, что когда-то это был добротный, ухоженный дом, с гаражом, хозпостройками. Сейчас - просто руины, где невредимой осталась только входная железная дверь.

- Мы тогда только успели заехать в гараж, вышли из машины, и началось…. – рассказывает хозяйка дома Наталья. - Забежали в дом с детьми, сели в прихожей, и так и сидели обнявшись, но осколки врезались в стену прям над головой, и мы перебрались в погреб. Сама удивляюсь, как мы не погибли?

Мы перед домом Веры с продуктами для неё

Остатки самообладания покидают хозяйку и она плачет. Здесь так все: рассказывая о жизненных трудностях улыбаются, а вспоминая бомбёжки сразу начинают плакать. И все задают один и тот же вопрос: за что?

Мужчины осматривают разбитую машину в остатках гаража.

– … что тогда в Чечне творилось, разве мы могли хоть на миг представить, что такое будет и с нами? – слышу я обрывок разговора. – Казалось, что всё это так далеко, просто картинка из телевизора. И только сейчас понимаем весь этот ужас, и что слово «гуманитарка» можно приравнять к слову «жизнь».

Михайловка

Чтобы добраться до поселка, на полном ходу пересекаем поля между Озеряновкой и Михайловкой: этот участок обстреливается украинскими войсками, и, хотя сейчас перемирие, в него мало кто верит…

Посёлок производит мрачное впечатление. Тихо, пусто. Михайловка стоит на границе территории контролируемой Донецкой армией, через километр – передовая.

Вера, её мама Светлана и Володя Ивочкин

­Из лесочка выходят две женщины и ребёнок. Женщины волокут по земле срубленные деревца, в руках ножовка и топор. Мальчишка бежит рядом, радостно размахивая какой-то палкой: он тоже несёт дрова!Из домика появляется старик с собакой, из соседних домов выходят женщины, старики, дети. Все смотрят на Сергея, словночего-то ждут. Он подходит к ним и что-то объясняет. Доносятся обрывки разговора: «гуманитарка», «это они», «приехали сегодня», «завтра утром», «пишите списки».

- Да, и здесь живут люди, им просто некуда бежать, -возвращаясь говорит командир. – И мы не можем бросить их умирать с голоду. Здесь самая напряженная ситуация с едой и медикаментами, и именно в Михайловку мы привозим гуманитарную помощь в первую очередь. Конечно, всех мы не обеспечим, поэтому помогаем по необходимости: старикам, инвалидам, многодетным семьям. Возвращаемся в город. Времени остаётся совсем мало и нужно успеть раздать все адресные посылки, переданные истринцами.

Железная дорога в пригороде Горловки

Надежда для Веры

Первой в нашем списке адрес Веры. Хотя посылки как таковой у нас нет, её просто не успели передать «рубежовцам». Накануне выезда нашему командиру Володе позвонила Светлана из Истры, и рассказала, что по интернету познакомилась с девушкой Верой. Она инвалид, передвигается на коляске, живёт в Горловке вместе с мамой в квартире на втором этаже. Лифты не работают лифты, а значит, скрыться в бомбоубежище они не могут. Света очень просила Володю заехать к этой семье и хоть чем-то помочь.

Для Веры и её мамы Ольга собрала продуктовый набор, и мы поехали по адресу.

У подъезда нас встречает мама Веры, Светлана, ведёт в квартиру к Вере

- Здравствуйте, мы от Светланы из Истры, - представляется «рубежист» Ваня Кондратьев.

- Я так и поняла, я вас ждала, - сквозь слёзы улыбается Вера.

- Ой, она так удивилась, так обрадовалась, когда вы позвонили. Боже мой… Да вы проходите, проходите, - суетится Светлана.

- Мы тут собрали вам немного продуктов, вот крупы, консервы, - рассказывает Володя.

- Спасибо, спасибо вам, - мама Веры не выдержала и заплакала.

- Мы со Светой в интернете познакомились, - рассказывает Вера. Она как узнала, что мы из Горловки, захотела чем-то помочь, а я ей сказала, что ничего не получится, потому что сколько ни было гуманитарок, до нас ничего не доходило. Спасибо вам большое, мы не ожидали, не верили, - волнуясь, благодарит Вера.

- Ничего, мы теперь возьмём шефство над вами, будем помогать – успокаивает их Сергей. – Сами будем к вам приезжать.

- Папа умер в этом году, у него был инсульт – плачет Вера. - Когда началась война, мы жили при монастыре в Киеве, но папе стало совсем плохо, пришлось вернуться – он захотел дома умирать.

В Киеве Вера училась на юриста, оканчивала пятый курс, но началась война. В возможность всё-таки получить киевское образование Вера не верит. Живут впроголодь – Киев давно перестал выплачивать пособия и социальное Верино, и пенсионное - мамы. Несколько раз помощь в виде крупы выдавал клуб инвалидов, и всё. Нет еды, нет необходимых лекарств.

Сергей сразу предложил составить список препаратов и оставил номер телефона, чтобы со Вера обратилась прямо к нему.

Вера еще долго не могла успокоиться, благодарила всех нас и плакала. Не знаю, как это выдержали мужчины, но я ревела вместе с ней. Понятно, что для Сергея и Ольги это привычная и даже обыденная картина, они видели ситуации страшней. Но меня поразил этот маленький, умный, несгибаемыйчеловечек Вера. И хочется надеется, что они смогут пережить всё, ведь теперь они не одни.

Разрушенный бомбёжками мемориал Саур-Могила

Мир тесен

В этот день мы объездили еще полгорода, развозя посылки. Увидели еще много разрушенных домов и сгоревших храмов, услышали еще много горьких рассказов о голоде и смерти. Но все адресаты, к кому бы мы ни приезжали, уговаривали нас зайти в дом, выпить чаю, или съесть супа. Даже в такое тяжёлое время горловчане готовы разделить с тобой последний кусок хлеба.

Уезжали мы ранним утром. Покормив нас завтраком, Вика налила горячего чая в термосы: «вам ещё столько ехать», и, перекрестив, проводила до крыльца. Мы прощались с гостеприимной ротой и непокорённым городом, но ненадолго.

Перейдя границу, Володя ещё много километров напряжённо вглядывался в российские дороги, выискивая ямы от воронок, а в каждый бугорок на поле привычно воспринимался блиндажом, или окопом, будто война нас не отпускала…

P.S. Мой первый рабочий день после поездки. В коридоре встречаю коллегу-фотографа Сергея Олексюка, который неожиданно подбегает, обнимает, и, тряся мою руку говорит слова благодарности. С огромным удивлением я узнаю, что его жена и есть та самая Светлана, которая на одном из сериальных форумов познакомилась с горловчанкой Верой. Мир тесен.

Указатель поселка, стёртого с лица земли