Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Истра. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 18 декабря

пасмурно-2 °C

Онлайн трансляция

Андрей Дунаев: «Туристический кластер – возможность для прорыва в развитии района»

23 окт. 2014 г., 13:28

Просмотры: 67


В прошлую пятницу на расширенном заседании районного Совета депутатов на должность руководителя администрации Истринского муниципального района единогласно утвержден Андрей Дунаев. В своей краткой речи после избрания Андрей Геннадьевич пообещал превратить Истринский район в образцово­показательную витрину Подмосковья. О том, как он будет это делать, новоизбранный руководитель района рассказал в эксклюзивном интервью главному редактору «ИВ» Сергею Постникову.

В прошлую пятницу на расширенном заседании районного Совета депутатов на должность руководителя администрации Истринского муниципального района единогласно утвержден Андрей Дунаев. В своей краткой речи после избрания Андрей Геннадьевич пообещал превратить Истринский район в образцово­показательную витрину Подмосковья. О том, как он будет это делать, новоизбранный руководитель района рассказал в эксклюзивном интервью главному редактору «ИВ» Сергею Постникову.

В начале разговора Андрей Геннадьевич особо остановился на том, что по новому закону Московской области Глава района избран из состава Совета депутатов.

– Главой Истринского района стал Александр Скворцов, а я как руководитель администрации района осуществляю все исполнительно­распорядительные функции, связанные с хозяйственной деятельностью, – отметил Андрей Дунаев. – Мое предназначение – работа для всех людей, которые постоянно проживают в нашем районе, а также туристов и гостей.

Больше миллиона туристов

– Надо сказать, что мы ожидаем увеличение количества туристов к 2018 году – до одного миллиона 200 тысяч человек в год. Эта цифра звучала на совещании в правлении Фонда восстановления монастыря, которое состоялось на прошлой неделе под председательством Виктора Зубкова и с моим участием. В ноябре состоится попечительский совет под председательством святейшего патриарха Кирилла и премьер­министра Дмитрия Медведева, и, соответственно, будут определяться дальнейшие пути восстановления монастыря.

Монастырь – это ядро, как и наш музейно­выставочный комплекс, самый крупный в Московской области. Наша задача – обеспечить поток туристов и гостей, а он ожидается большой. Там, в музее, будут проходить и выставки художников, в том числе современных, и археологические экспозиции.

Я просил министра культуры Подмосковья Олега Рожнова поддержать нашу идею создания на базе музея «Новый Иерусалим» муниципального унитарного предприятия, которое станет единым оператором туристического кластера. Мы сейчас закажем проект экономического обоснования этого кластера. Стоимость проекта достаточно высока, но оплачивают его частные инвесторы, бюджетных денег там нет.

– Когда Вы говорите «туристический кластер», что включается в это понятие?

– Надо сказать, что и министерство культуры, и советник губернатора Игорь Чайка, который эти вопросы курирует, и мы в районе говорим не только о монастыре и о музее, хотя они, безусловно, – ядро кластера. Сам же кластер – это многопрофильное понятие, которое включает в себя, помимо ядра, видовые места, объекты инфраструктуры, предприятия общественного питания, размещения, шопинга, и естественно, все, что связано с безопасностью.

Территориально кластер будет «закрывать» весь район. Ведь под новой Палестиной мы понимаем не только монастырь. Даже река Истра, водохранилище, тем более объекты религиозного назначения, разбросанные по всему району, тесно связаны с ним исторически.

Троицкий храм строился, правда, не патриархом Никоном, но в любом случае, его история тесно связана с Ново­Иерусалимским монастырем. Мы знаем, что в позапрошлом веке дорога в монастырь шла через храм в Дарне, где паломники ночевали на постоялом дворе и по православным канонам пешком утром шли к монастырю по прямой как стрела дороге.

Очень надеюсь, что мы восстановим этот маршрут. Пешеходные маршруты и рекреационная зона тоже, естественно, включаются в кластер.

Задача – оставить туристов в районехотя бы на вечер

– Есть уже какое­то понимание, где именно будут маршруты? Например, пешие – от станции Истра...

– Да, есть конечно в целом, но конкретного проекта нет, мы будем ждать результата исследования. Не секрет, что создание туристического кластера будет осуществляться за счет частных инвесторов. А инвестор придет только тогда, когда ему выгодно. Доказать, что ему это выгодно, мы можем с помощью большого исследования, которое до нового года надо завершить и показать инвесторам. Поэтому конкретного ответа на вопрос «что будет?», мы сейчас не знаем, но мы знаем, где будет. Пешеходная часть – «тропа паломника», как мы ее называем, пройдет от станции Истра вдоль реки к монастырю. Вторая часть это одновременно два маршрута: станция Новый Иерусалим – монастырь и Дарна – монастырь. Это если мы говорим про ядро кластера. Но для того, чтобы говорить про развитие всего кластера, нам необходимы места, прежде всего размещения.

– Туристов, паломников?

– Я говорил сейчас про сакральную часть кластера. Но есть у нас и вполне светские объекты. Например, музейно­выставочный комплекс «Новый Иерусалим», военно­патриотические мемориалы. Здесь, в Истринском районе был последний рубеж обороны, враг дальше не прошел, здесь же началось контрнаступление советской армии. С российским военно­историческим обществом, которое возглавляет министр культуры, в ближайшее время я сам лично переговорю, мы с ними, я думаю, найдем общий язык. Этот кластер надо рассматривать не только с точки зрения паломников, но и с точки зрения обычных туристов. Наша задача – оставить туристов в районе хотя бы на один вечер.

Нет другого пути, кроме строительства хороших комплексов

– Есть Истринское водохранилище, но рекреационного туризма практически нет, и в том числе из­за того, что к водохранилищу не проехать, обратно не выехать – пробки. Вдобавок все эти пансионаты, санатории, а теперь и коттеджные поселки, расположенные на берегу, перекрывают свободный подход к воде, муниципальных пляжей, хороших, оборудованных, чистых, тоже нет…

­ Да, правда, но этим летом, отчасти по моему настоянию, отчасти благодаря комплексному подходу правительства Московской области к благоустройству пляжей, удалось найти земельный участок почти в пять гектаров возле Ламишино для создания здесь муниципального пляжа. Земля находится в собственности г.п. Истра, и там сейчас разрабатывается проект пляжа. Это будет бесплатный муниципальный пляж с выходом к воде, со спасательной станцией и со всем сервисом, который только может быть.

– Там подход к воде плохой…

– Да, но деваться некуда, потому что остальное – это частные собственники и понятно, что обязать их как­то мы не можем.

– Еще в поселке Гидроузла есть пляж, лучше по сравнению с Ламишино, но к нему не подъехать, надо пешком идти…

­ Там купаться будет запрещено, слишком близко к водозабору, к самому гидросооружению. Это пляж незаконный, насколько мне это понятно, исходя из требований от МЧС и т.д. У нас же в районе и купаться запрещено – спасательной станции нет, только база ГИМС, а она в другом конце водохранилища, на территории Солнечногорского района. Поэтому наша задача –сделать местное отделение Всероссийского общества спасения на водах, которое оборудует спасательную станцию на основании тех соглашений, которые у него есть с соответствующими министерствами и ведомствами.

Подчеркиваю, сам пляж будет бесплатный, но сервис – шашлыки, шезлонги, зонтики – это все будет за счет частного инвестора, платно. Но любой человек сможет бесплатно пройти на пляж со своим шезлонгом, полотенцем – пожалуйста, купайся. На мой взгляд, лучше пусть будут пять «пляжных» гектар, хотя бы и с неудобным спуском к воде, но по крайней мере, цивилизованных, безопасных и чистых, это самое главное. Конечно, нетрезвых людей на территорию муниципального пляжа мы не пустим…

А что касается других объектов рекреации, тех баз отдыха, которые расположены на берегу водохранилища, то все они либо частные, либо федеральные. Нормальных среди них практически нет. Правда, есть «Мистраль», строится большой отель в Новораково, и жители Новораково, конечно, обеспокоены строительством отеля и дороги через бывший заказник… Но я думаю, что у нас нет другого пути, кроме создания действительно хороших объектов инфраструктуры, качественных. И я не думаю, что нам стоит отказываться от строительства непосредственно отельных комплексов. Другой вопрос, что надо будет внимательно следить, чтобы такой комплекс не превратился в очередной коттеджный поселок. Мы со своей стороны в рамках своих полномочий будем за этим следить.

Без дорог туристов не будет

– Давайте вернемся к дорогам, это действительно одна из важных тем в районе, тем более с учетом развития туристического кластера. Для того, чтобы туристы потратили в районе какие­то деньги, покушали и так далее, надо, чтобы они сначала сюда доехали. Проект Южного обхода Истры доделан?

­ Нет, он не доделан, более того, то, что есть – это просто проект строительства первой очереди Южного объезда, эстакады до Вельяминово. Стоимость проектных работ была обозначена, 20 млн недоплатили в свое время за эти проектные работы, ничего страшного, по большому счету, понимаем сколько стоит, по­моему 1 млрд. рублей ­ это строительство эстакады. И не меньше, а скорее и больше, будет стоить вторая очередь –мимо Пионерского, вдоль железной дороги. Это пока предположение, потому что вторая очередь не накладывалась на карту и никак еще не была нарисована.

– Надо будет строить новый мост через Истру…

– Да, безусловно, вопрос лишь в деньгах. Мы сейчас пытаемся через губернатора довести до сведения федерального правительства, Дмитрия Медведева (собственно это его поручение по восстановлению монастыря было, его детище) необходимость строительства Южного объезда в двух очередях сразу. В необходимости строительства Северного объезда правительство будет сложнее убедить, но будем убеждать. По Южному объезду в 2015 году мы должны выйти на проектные работы, может быть, завершить их, и начать строительство в 2016 году. В противном случае, ни о каком развитии туристического кластера, притоке туристов речь идти не может.

Второй транспорт, который может быть даже альтернативой автомобильному – железная дорога. Но для того, чтобы использовать ж/д транспорт в туристических целях, необходимо, чтобы РЖД реконструировали станции «Истра» и «Новоиерусалимская», сделали их современными, удобными. Удобные турникеты, достаточная длина перрона, безопасность людей и отсутствие очередей – все это нужно обеспечить, потому что это будет большой поток людей.

У нас, слава Богу, нет такой ситуации, как в Солнечногорске, где привокзальная площадь продана. Наша задача как муниципалитета – не продавать, а развивать привокзальную площадь. Мосавтодор должен нам помочь с проектированием перехватывающих парковок, автобусных разворотных кругов и так далее. Это глобальная задача. В конечном счете, мы должны создать на привокзальной площади целую инфраструктуру: качественный общепит, навигационные и информационные стенды, услуги экскурсоводов, транспорт… Это большой и интересный объем задач.

Помимо всего за счет развития туристического кластера будет решаться вопрос благоустройства города: в Истре появятся велосипедные маршруты, видовые места, объекты инфраструктуры, точки питания, лавочки, скамейки – Истра станет красивой и удобной.

Комплексное развитие территории

– Вступая в должность, Вы сказали, что намерены сократить очередь на жильё, которая не двигается с 1976 года.

– Да, это серьезный пласт проблем, дорогостоящий, и мы сейчас приступили к формированию муниципальной программы. Я не Горбачев, не могу обещать, что к 2020 году каждая истринская семья получит по квартире, но ставить надо как можно более высокую планку. Какие источники? Прежде всего, внебюджетные. Свободной земли для строительства муниципального жилья у нас практически нет, ее не так уж много и было, но проблема стоит остро. Выход мы видим в комплексных договорах развития застроенных территорий, когда целые улицы с аварийным фондом (пусть даже не признанным официально в этом качестве) застраиваются высотными домами. Договоры комплексного развития застроенных территорий являются основным инструментом для решения этой задачи. Областной Минстрой нам точно такие же договоры предлагает. У нас в районе есть много двух­трех, этажных домов с ненормальными условиями проживания.

– В Истре не так много таких мест – это скорее бывший жилой фонд РЖД в Манихино…

– Это разные дома, и в городе, и в Манихино, и в Снегирях. Большая проблема – военные городки, которые тоже подпадают под этот план. Еще один вариант – градсовет Московской области, который будет в обязательном порядке давать рекомендации застройщикам. Надо сказать, что застройщики, которые работают на территории района, в большинстве согласны идти нам навстречу и строят за свой счет детсады, школы, предоставляют муниципалитету квартиры. В частности, в комплексе «Малая Истра» застройщик в 2016 году передаст муниципалитету четыре тыс. кв. м жилья и сдаст в эксплуатацию детский сад. Более того, застройщики идут нам навстречу в части комнатного и планировочного решения. Условно говоря, это не 40 квартир по 100 метров, а 80 квартир по 50 метров. То есть, они понимают муниципальные потребности.

О качестве жизни в районе

– Достойные условия труда и жизни Вы обещали обеспечить учителям, врачам, бюджетникам. Что Вы имели в виду? По здравоохранению, например, полномочия вообще передаются области…

– Полномочия передаются, но я не снимаю с себя ответственности за налаживание ситуации в районной больнице. Причем, я не говорю, что руководство плохое, но ситуация катастрофическая. Она вызвана рядом объективных факторов и рядом субъективных. Из объективных – низкая зарплата среднего и младшего медицинского персонала, врачей – им легче сесть в электричку, поехать в Москву и получить там зарплату в три раза выше. Прежде всего, это касается скорой помощи, фельдшеров, и водителей, кстати.

Я вообще за то, что полномочия передаются в область. Как руководитель администрации района я теперь имею полное право приходить в министерства и ведомства и требовать улучшения качества услуг населению. Поэтому решение губернатора – очень мудрое. В области и денег больше, и формального взаимодействия с федеральными органами власти, и есть такое понятие «статус власти» – он на уровне региона тоже выше. Но при этом «министрами» территорий остаются руководители муниципалитетов, именно они будут ставить задачи министерствам.

Что касается условий труда. Мы будем требовать приобретения жилья для медработников, для педагогов – сами тоже будем стараться решать эти вопросы. Эти люди – наша проблематика. Например, мы сами должны обеспечивать сельских учителей жильем в рамках специальной программы.

С врачами в селе это решается при помощи программы строительства ФАПов, вместе с жильем для фельдшера. Но и там есть вопросы. Допустим, женщина­врач приехала работать в село и ушла в декрет, работать стало некому. Как быть со служебным жильем? Идем дальше. Полицейские, например, те же бюджетники. У меня в голове картинка европейского плана: спокойствие, безопасность, чистота, отсутствие бытовой коррупции, нелегальных мигрантов. Мы знаем, что на центральной улице нарядный полицейский обязательно покажет нам дорогу, если мы вдруг заблудились. Он красивый и без отвисших коленей. На лице у полицейского написана радость… Красиво, да? А в реальности сотрудник полиции приходит домой, а там проблемы: крыша течет, собственного жилья нет, ребенок ходит в школу во вторую смену. Таким образом, для того, чтобы получить красивого доброжелательного полицейского, мы должны обеспечить ему достойные условия жизни. Отдельный разговор – Истринская прокуратура, которая в ужасных условиях находится. Даже в глухих районах я, как адвокат, не видел, чтобы прокуратура и СК имели единый архив, это нонсенс. Сотрудники прокуратуры выполняют важнейшую функцию контроля, и если мы им не обеспечим цивилизованное рабочее место, то о какой работе можно говорить?

В районе надо создать муниципальную ярмарку для реализации продукции местными жителями. На особых, удобных для них условиях. У нас много фермеров. Кто­то производит кроликов, кто­то перепелок разводит. Фермерам нужен рынок сбыта, они пока свои товары только через Интернет продают. Вот я как житель района нигде не могу купить свежих овощей – морковку, картошку сезонные. На рынок в Павловской Слободе я никогда не зайду – там помойка. Вот хочется сделать муниципальную ярмарку, но это сложный вопрос, потому что он регулируется и областным, и федеральным законодательством.

– Из Павловской Слободы в Истру люди не поедут на рынок, то есть ярмарки надо делать во всех более­менее крупных городах и селах: в Истре, Дедовске, Слободе, Новопетровском…

– Может быть, но тогда должен быть четкий единый стандарт, чтобы ярмарка не превращалась в караван­сарай. Что такое муниципальная ярмарка для меня? Это образец для подражания: чистота, вплоть до стерильной, дешевые места для торговли, для размещения продукции. Ярмарка может быть большой, может быть – маленькой. Но в любом случае она должна быть идеальной.

Следующий вопрос, который мне, как бывшему жителю Москвы, понятен: где нормальные торгово­развлекательные комплексы? Их у нас физически не существует. Что такое торгово­развлекательный комплекс? Это объект инфраструктуры, где есть хороший (и желательно не очень дорогой) продуктовый супермаркет с качественными продуктами. На верхних этажах – магазины промышленных товаров, детская игровая зона, кинотеатр. Таких объектов у нас в районе нет вообще. На мой взгляд, это неправильно.

Перепись мобильного населения

– Очень заинтересовало Ваше сообщение о том, что местные власти будут по мобильному трафику определять, сколько реально в районе живет людей, расскажите об этом подробнее.

– Есть методика, она уже использована в Москве: сотовые операторы соглашаются предоставлять обезличенные данные трафика для их математической обработки. Речь идет о полном трафике, входящие­исходящие, привязка к сотовым вышкам, перемещение от вышки к вышке, данные биллинга, мобильного интернет трафика. Вся эта информация обобщается и достаточно просто разбивается по различным признакам. Подчеркиваю, данные обезличены.

Исходя из результатов строится математическая модель, которая на основании трафика определяет численность населения. Думаю, к следующему году мы будем четко знать, сколько у нас людей в районе реально живет.

– А для чего это нужно было властям Москвы, какие задачи они решили с помощью этого расчета?

– На основании именно этих данных определялись места благоустройства улиц, создания прогулочных зон и так далее. В результате город приобретает современный, цивилизованный вид. Такое моделирование – процесс достаточно долгий, но статистика штука такая: чем больше период, тем лучше исследования. Поэтому не надо ждать, что конечный результат станет виден через месяц, но предварительные прикидки мы можем получать в достаточно короткое время.

Нам это нужно не только для того, чтобы написать программу социально­экономического развития. Еще очень хочется, например, увидеть реальную картину по смертности на дороге, той, которая считается на душу населения. Так, у нас 119 тыс. человек, и формально один из самых высоких уровней смертности на дороге в регионе. А бьются в основном москвичи, жители соседних районов или вообще иногородние. Поступают они в нашу районную больницу, и уровень смертности фиксируется по результатам, в том числе и умерших в больнице. Это не значит, что мы должны сказать: «вы просто неправильно считаете», каждая смерть на дороге – трагедия. Есть объективная цифра: у нас уровень смертности в ДТП увеличивается в жуткой прогрессии, из года в год. И с этим надо что­то делать. Мы сейчас не просто говорим о выполнении указа президента по снижению смертности на дорогах, мы говорим об ужасающей ситуации у нас.

– Это может быть связано с реконструкцией Новой Риги?

– Безусловно, но это так же связано и с недостаточным вниманием к Волоколамке. Сейчас ситуация выправляется. Появились новые пешеходные переходы, светофоры.

В ряде поселений деятельность власти ­ неудовлетворительная

– И исследование мобильного трафика, и экономическое обоснование туристического кластера – это наработки программы развития района, я правильно понимаю? Когда она будет представлена? С кем над ней будете работать?

– Есть два аспекта в этом вопросе. Первый – развитие района уже идет, и в этой части наша задача состоит в том, чтобы не снижать темпов, которые были в прошлых годах. Есть программы, которые ранее были разработаны, сформированы, согласованы с правительством Московской области. Это различного рода программы, начиная с безопасности населения и заканчивая строительством жилья. Но есть задача прорывного развития, и я бы очень хотел, чтобы в процесс ее решения включился не я один, и не только та команда, которая пришла со мной. Вот туристический кластер это и есть возможность прорыва.

– А еще есть точки роста?

– Они есть везде, по всему району, я бы хотел, чтобы нам помогали все новые главы администраций поселений, потому что без них просто никуда. Если на уровне района власть достаточно активна, то в ряде поселений она, мягко говоря, неудовлетворительная не только с моей точки зрения, но и с точки зрения самих жителей. Что греха таить, деятельность администрации Павловской Слободы по благоустройству не просто провальна – она ужасна. При том, что Слобода – богатое сельское поселение, там много промышленных предприятий, которые исправно платят налоги. В соседнем Обушковском поселении тоже немало проблем, но по сравнению с Павловской Слободой там ситуация почти идеальная. Я не знаю, как эту ситуацию назвать, лестных слов в адрес властей Павловской Слободы сказать не могу. Видимо, там вся команда подобралась такая: привыкли в резиновых сапогах навоз месить… Так что без поддержки поселений мы ничего не сделаем.

Над материалом работали: Сергей ПОСТНИКОВ,

Андрей ВЕРМИШЕВ и Ирина АРТЁМОВА,

фото Андрея ВЕРМИШЕВА