Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Яндекс.Погода

воскресенье, 25 октября

пасмурно+7 °C

«Немцы сказали, что мы партизаны, и оставили нас замерзать, без еды и воды»

27 нояб. 2015 г., 16:50

Просмотры: 289


О своем детстве вспоминает Таисия Михайловна Шмелева (в девичестве Бусурова)

О своем детстве вспоминает Таисия Михайловна Шмелева (в девичестве Бусурова)

Тася родилась 23 ноября 1926 года, в семье Михаила Николаевича и Натальи Семёновны Бусуровых, в деревне Егорьевское Погорельского района Калининской области (сейчас – Зубцовский район Тверской области). До 1941 года здесь шла тихая, мирная жизнь. Деревня, состоящая из 30 домов, находилась среди лесов и полей на слиянии двух рек Держи и Сукромля.

Когда Наталья вышла замуж за Михаила, она переехала к его семье в Егорьевское. В доме жили родители Михаила: Николай и Марфа Бусуровы и две их дочери – Вера и Александра. Вся семья работала в колхозе, занимаясь сельским хозяйством. Было у них и свое большое хозяйство: большой дом, огород, плодоягодный сад, баня и амбар. Держали и скотину – корову, овец, кур.

Вскоре у молодых стали рождаться дети. Первенец Александр умер ещё до войны, в 1926 году родилась Тася, ещё через два года – Мария, затем Анатолий, в 1936 году – Василий, и в 1938 году – Зоя.

– Мы жили одной большой семьёй, никто не ругался, а если и возникали споры, то далеко они не заходили, – вспоминает Таисия Михайловна. – Где-то в 7 или в 8 лет я пошла в школу, которая находилась в деревне Тупицино, километрах в двух от нас. Училась я вместе с другими детьми из нашей и соседних деревень. Помимо учёбы помогала маме по хозяйству: воспитывала младших братьев и сестёр, занималась огородом и скотиной.

Но дети есть дети, не обходилось и без шалостей.

– Помню, как однажды мы с младшей сестрёнкой Марией забрались на соседний огород за яблоками, хотя яблок в нашем соду было предостаточно. Нас увидел отец и за это посадил во двор. Нам было страшно, мы стояли и плакали, а потом Маша сказала – «не бойся, вот пригонят скотину и нас выпустят».

– Перед самой войной жизнь не была безбедной, но в нашей многодетной семье еды хватало всем – выручало подсобное хозяйство. Отец с дедом Николаем ловили рыбу в местных речках Держи и Сукромля. Нередко попадались щуки и налимы. Мололи зерно на мельнице в соседней деревне Александровка и из муки пекли собственный хлеб. А затем пришла война. Объявление войны для нас, ребятни, не было чем-то ужасным. Единственное что изменилось – нашего отца призвали в армию по мобилизации, а ещё я перестала ходить в школу.

Как рассказывает Таисия Михайловна, немцы очень быстро подошли к их деревне. Все стали готовиться к оккупации: старшие закопали в саду зерно и некоторые вещи, а коров и лошадей угнали пастухи. В конце лета 1941 года немцы захватили деревню Егорьевское. Приехали они на лошадях и мотоциклах. Наше деревенское стадо паслось недалеко в поле, и немцы застрелили нашу корову и овцу и увезли туши. Всю осень и зиму мы жили за счет своих запасов, в колхозе тогда никто не работал.

– В первых числах нового 1942 года наши войска начали потихоньку теснить немцев. На рассвете 19 января немцы уходя стали поджигать факелами дома в нашей деревни. Животные стали метаться и выбегать на улицу. Дед тоже выпустил всех наших овец со двора на улицу. Нас погнали в сторону Васильевского и Александровки. Маленьких детей везли на санках, а мы шли пешком, прихватив кое-что из еды. Зимой, по глубокому снегу мы кое как добрались до деревни Александровка Погорельского района. Нас приютили знакомые, но ненадолго – нас вновь выгнали немцы и мы пошли дальше. Наша семья решила вернуться обратно в Александровку, но нас задержали и бросили в ригу (сарай, где сушат рожь), и поставили у входа часового. Немцы сказали, что мы партизаны, и оставили нас замерзать, без еды и воды. Здесь у мамы на руках умерла моя младшая сестрёнка Зоя. Здесь умерла и дочка тёти Веры, папиной сестры. Спустя какое-то время нас выпустили из сарая и отправили в Александровку. Там, у немцев, нас заставляли мыть полы, посуду и иногда нам доставалась какая-то еда. Мама недоедала и сильно болела.

– Фактически фронт находился рядом: наши солдаты в лесу, а мы и немцы – в деревне Александровка. Когда над нами пролетали наши самолёты, все ложились на землю – немцы тоже боялись бомбёжек. Днём невозможно было ходить в полный рост. Однажды во двор дома, где мы тогда жили, упал снаряд. Огненный шар от взрыва ворвался в дом, но дом не загорелся. Было очень страшно, и мы ползали по полу дома, ища хоть какое-нибудь укрытие.

По воспоминаниям Таисии Михайловны, настал день, когда советские солдаты начали наступление на деревню. Немцы вновь стали выгонять из домов людей и гнать с собой, а их семья спряталась в подполе дома.

– Мы слышали, как в дом вошёл немец и стал стрелять из автомата в подполье, но мы не вышли и нас так и не нашли. Так мы остались в Александровке, а утром появились наши освободители. После освобождения стало легче жить, проще добывать еду. Было и мясо – мы варили мясо убитых лошадей. А вскоре в нашу семью пришло страшное горе: мы, дети, подорвались на мине. Брат Анатолий погиб на месте, а мы с Машей получили серьёзные ранения. Нас положили в госпиталь, который находился в сарае, там же лежали раненые солдаты. У дедушки Николая после этих событий не выдержало сердце, и он умер. Похоронили мы его в Александровке, в огороде дома. А Толю мы похоронили около окопа в родном Егорьевске, куда мы вскоре вернулись. Кое-какие вещи и зерно, закопанные в саду сохранились, но дом наш сгорел, и мы поселились в окопе.

Там и нашёл свою семью Михаил Бусуров, который приехал на лошади с передовой. Как выяснилось, он служил рядом с нами вестовым: доставлял приказы и донесения на передовую, и ему разрешили найти свою семью.

– Как же мы обрадовались, после всех горестей, увидеть отца живым! Он недолго пробыл с нами, оставил свой паёк и ускакал на передовую. По его совету мы перебрались в деревню Борисовка. Там мама устроилась дояркой на колхозный скотный двор и рядом с ним нам выделили небольшой домик, сторожку, где мы и поселились. Мы с Машей помогали маме на работе и проработали в колхозе около трёх лет без трудовых книжек – их тогда не было.

Вскоре Мария уехала в Москву, а в 1945 с фронта вернулся Михаил Бусуров, с медалями за «Боевые заслуги». Воевал он на Калининском фронте, под Ржевом, освобождал деревни, в том числе и родную Егорьевскую. Он и в атаку ходил, и санитаром был, и раненых выносил с поля боя. Был и вестовым, развозя приказы по частям. Однажды отвозя очередное поручение, под лошадью разорвался снаряд. Лошадь погибла, а Михаил был контужен, но вернулся на фронт, дойдя о Берлина.

– С помощью отца мы перебрались сперва в деревню Надеждино, а позже – в частный дом деревни Гребеньки Истринского района. Там мы с мамой устроились в колхоз: я – дояркой, а мама в сельское хозяйство. Позже колхозы из Гребеньков, Гомово и Давыдково объединили, и отец стал бригадиром. Нам выделили участок и лес для строительства дома. Мы с отцом пилили лес вручную, обрубали сучья. С помощью друга отец поставил наш новый дом. В деревне не было ни света, ни радио и мы развлекались в одном из домов, называя его «посиделками», вспоминает Таисия Михайловна.

Вскоре Тася познакомилась с Василием Шмелёвым, из соседнего Давыдково. Василий воевал на фронте, был ранен и домой вернулся с медалями «За отвагу». Молодые поженились, и Тася переехала к мужу и свекрови Варваре Егоровне. В Давыдково Тася устроилась в хлебопекарню, где и проработала 10 лет. Работа в пекарне была нелёгкой: раскалённые печи, тяжёлые мешки с мукой, но эта пекарня обеспечивала хлебом все близлежащие деревни и воинские части. После пекарни Тася работала на Новопетровской птицефабрике, одно из отделений которой находилось в Давыдково. Там она проработала 12 лет – сперва дояркой, а потом птичницей.

В 1948 году у супругов рождается первенец – сын Олег, и в этом же году у её родителей рождается дочка, которую назвали Зоей. В 1950 году у Таси и Василия родилась дочка Алла, а ещё через пять лет двойня – Валера и Игорь. Пятый ребёнок, Виталик, роился в 1956 году. Все дети учились в начальной Давыдковской школе, а после – в Деньковской. С пятерыми детьми было трудно управляться, некоторых приходилось брать с собой на работу. Но за всеми не углядишь. Однажды Виталик вместе с друзьями нашёл в местной речке Разварня снаряд времён войны. Они разожгли костёл и в него положили снаряд. Виталик после взрыва, получив смертельное ранение, погиб. Муж Таси работал шофёром в воинской части на Фёдоровке, потом в Леспромхозе. К сожалению, умер он рано.

Дети выросли и разъехались. Вслед за ними, в Нахабино, переехала и Таисия Михайловна. Здесь она устроилась на фабрику игрушек, где проработала 20 лет. За хорошую работу неоднократно награждалась грамотами и благодарностями. Здесь же ей было присвоено звание «Ветеран труда». Она награждена медалью «70-летие Победы».

Сейчас Таисия Михайловна на пенсии, имеет инвалидность I группы. Уже нет в живых сыновей – Олега, Игоря, Валеры. Но у неё есть главная награда, ради которой стоит жить: пять внуков и 11 правнуков, и все они, 23 ноября, поздравили свою бабушку и прабабушку с 89-м днём рождения!

фото из семейного архива