Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Яндекс.Погода

понедельник, 21 сентября

облачно с прояснениями+5 °C

Легко ли быть героем

28 марта 2016 г., 17:41

Просмотры: 153


В начале марта 18-летний студент из Новопетровского Андрей Семёнов был награжден медалью «За отвагу на пожаре». Сегодня мы предлагаем вниманию читателей интервью с Андреем

В начале марта 18-летний студент из Новопетровского Андрей Семёнов был награжден медалью «За отвагу на пожаре». Сегодня мы предлагаем вниманию читателей интервью с Андреем

В августе прошлого года во время пожара в одном из домов по ул. Северной в Новопетровском погибли трое детей. Спасти удалось только маленькую девочку. Её вынес из горящей квартиры Андрей Семенов. Родственники малышей – отец и бабушка смогли спасти только самих себя.

– Андрей, ты спас ребенка. Думаю, что меньше всего в тот момент ты думал о героизме, но то, что ты совершил подвиг – очевидно. Я знаю, что ты учишься пожарно-спасательному делу. Легко ли быть героем?

– Героем? Вроде бы легко, – улыбается Андрей. – Я учусь на третьем курсе Волоколамского филиала Красногорского колледжа, буду пожарным техником, проверять соответствие различных объектов требованиям пожарной безопасности. Но нас учат и пожарно-спасательному делу.

– Когда ты увидел горящее окно и стоящего в дыму ребенка на подоконнике, у тебя какой-то рефлекс сработал пожарно-спасательный?

– Нет, у меня как раз ничего не сработало. Я тогда вообще про это не думал. Просто побежал с холодной головой и сделал то, что сделал. А про полученные в колледже знания и не вспомнил. Я только через полчаса после того, как уже вытащил девочку, понял, что случилось. Ведь нас учат оказывать помощь при пожаре в защитных костюмах, в масках, по-настоящему, что ли. А тут ничего под рукой не было.

Я вспомнил только, что современные отделочные материалы при горении смертельно опасны для человека, и своим друзьям крикнул, чтобы ни в коем случае не дышали, потому что подъезд уже через несколько минут заволокло черным дымом. А в квартире, когда я вошел, дым был ещё серым, и на корточках можно было под ним проползти. Я дошёл до конца коридора, увидел стоящую в проеме двери маленькую девочку и осторожно взял её на руки: побоялся – вдруг у неё ожоги, и я её пораню. Слышал, как плакали другие дети, видел, как горела детская двухъярусная кровать, но малышей на ней не было. Я с девочкой на руках выбежал в подъезд. Думал, что другие, те, кто шел со мной, возьмут остальных детей. Спустился на первый этаж, отдал подруге Вике девочку, а когда вернулся обратно, из квартиры уже валил черный дым и из коридора вышел отец детей в противогазе. Потом ещё один парень попытался войти туда, замотал нос и рот футболкой, но прошел два метра и вернулся. Все было бесполезно. Если бы сразу со мной кто-то пошел, может быть, удалось бы спасти и остальных малышей. Тяжело об этом думать…

– В таких ситуациях время растягивается или сжимается?

– Время очень быстро летит. Мы с друзьями, когда огонь увидели, не поняли, что это беда – бежали туда, смеялись. Я не представлял, что будет потом. Уже после всего, когда вспоминал и анализировал свое поведение, понял, что всё правильно сделал. Хотя можно было сделать намного больше. Но что теперь об этом говорить? Я думал, со мной многие в квартиру пойдут – мужчины у двери стояли. Если бы я знал, что никто не войдет, может я бы девочку отдал в подъезд, а сам бы вернулся за остальными детьми. Но я её схватил, и была одна мысль – унести её подальше оттуда. А надо было вернуться. Но я мог бы и сам с ними там остаться.

Мне помогали друзья. Они все время были со мной, только в квартиру я один зашёл, так получилось. Спасибо им, Вике Мошкиной, Роману Давыдову, Косте Леонову, Мише Старостину, Никите Жданову, Ирине Ельчевой. Ребята думали, что детей начнут эвакуировать из окна, искали у соседей покрывала, чтобы, если потребуется, ловить детей.

– Долго мысли об этом преследовали?

– Несколько дней спать не мог, потом полегчало. Это самое сильное потрясение в моей жизни. Я детей погибших потом не видел, только слышал их голоса. Может, если бы я их видел и не спас, мне совсем плохо было бы.

– А однокурсники в колледже, когда об этом узнали, как отреагировали?

– Я никому ничего не говорил, но потом меня вызвал завотделением и попросила обо всем рассказать. Девчонки сразу бросились расспрашивать, ребята – руку жать.

– Родители твои сильно за тебя испугались?

– Отцу позвонили из Следственного комитета, куда я после пожара поехал, чтобы дать показания. Он примчался очень быстро, испугался, что я натворил что-то. Ему сказали: «Ваш сын – герой, спасибо вам за сына». Он мной гордится, и мама тоже. Мне ведь пойти учиться на пожарного посоветовали родители. Я не ожидал, что все так повернется. Я соприкоснулся с чужим горем и понял, что от меня, от моей работы действительно зависит чья-то жизнь, и это налагает огромную ответственность.

фото Елены СОЛДАТОВОЙ