Друзья и коллеги!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Подписывайтесь на рассылку и получайте самые актуальные новости Истры.

Яндекс.Погода

среда, 5 октября

небольшой дождь+8 °C

«Война, как жало, впилась в душу»

21 июня 2022 г., 12:00

Просмотры: 25


22 июня, в 12:15 в Московской области пройдет Всероссийская акция – минута молчания. Для меня это – еще один повод вспомнить то далёкое и страшное время, почтить память всех павших в борьбе с фашистами. Пока живём – будем их помнить. И детей научим.

Людмила ГОНЧАРОВА, жительница города Дедовска:

 

«Война, как жало, впилась в душу»

События, о которых пишу, произошли почти 80 лет назад, а я их помню словно они были вчера. Потому что было тогда мне очень страшно и больно. Война, как жало, впилась в душу.

22 июня 1941 года. Мне всего девять лет. Мой папа, Василий Тихонович Фомин, служил секретарём в Корсунском сельсовете Верховского района Орловской области.

В тот день с утра было собрание в колхозе, папа вернулся с работы рано. Взял меня на руки, произнёс короткое: «война». Все вокруг заголосили. Наши мужики такие красивые, молодые, сильные, тоже плакали, прощаясь с родными.

Мы отправились в район – провожать мужчин на фронт. Наш обоз уже далеко отъехал от деревни, а мы всё слышали этот жуткий стон. Отец держал меня на коленях. Стоял жаркий день, а меня била дрожь, всю дорогу до Верховья я плакала.

Ещё было светло, когда на небе появилась огромная луна. И отец как-то необыкновенно нежно сказал: «Ты, дочурка, чаще смотри на эту планету, а я, если будет время, стану передавать через неё приветы».

Молча, грустно мы доехали до железнодорожной станции. В последние минуты перед отправкой эшелона отец куда-то уходил, возвращался и снова уходил. Обнял маму, меня подержал на руках. До сих пор помню протяжный паровозный гудок. Уже не слышно было стука колёс, а толпа на перроне продолжает стоять: одни женщины и все почему-то в белых одеждах.

В ноябре в деревню пришли фашисты. Нас всех выгнали из домов. Мы поселились в погребе с картошкой. Дальше – сплошная череда мучений, смерти бабушки и младшей сестрёнки Раечки, издевательства оккупантов.

В 1943 году нас освободили советские войска. А дальше была работа. В несгоревших хатах было много раненых, их требовалось разместить поудобнее. Мы их готовили для госпиталя: вымыли стены, окна, двери, резали какие-то белые тряпки на бинты, расставляли привезённые кровати.

Вечером привезли сплошь забинтованного разведчика. Солдаты сказали, что он двадцать раз ходил к немцам в тыл. К утру разведчик умер. Мы хоронили героя и плакали так, словно он был самым родным человеком.

Госпиталь заработал вовсю. Мы принимали раненых, мыли, стирали бинты, готовили еду, вели перепись умерших.

После немцев в родной Крикуновке даже яблонь не осталось. Всё было чёрное, выжженное. Жили в немецких блиндажах. Возрождали колхоз «Большевик». Мою маму выбрали председателем этого хозяйства.

В один из дней все, кто мог двигаться, пошли в Верховье – за семенами для весеннего сева. Детям насыпали от пяти до восьми килограммов зерна, а взрослым по 16 килограммов и больше. Рабочие элеватора старались дать нам побольше зерна, чтобы не голодали.

Свою школу, полуразрушенный кирпичный дом, дети ремонтировали сами, заготавливали дрова, топили печь, выносили мусор. Мы и учиться старались хорошо.

Мой папа в войну командовал артиллерийской батареей. В 1946 году он вернулся домой. Награждён орденами и медалями. После Победы участвовал в боях с бандеровцами. Умер в 57 лет – сказались фронтовые раны.

22 июня, в 12:15 в Московской области пройдет Всероссийская акция – минута молчания.

Для меня это – еще один повод вспомнить то далёкое и страшное время, почтить память всех павших в борьбе с фашистами. Пока живём – будем их помнить. И детей научим.

 

 

 

Обсудить тему

Введите символы с картинки*